Между состраданием и решительностью

Иркутской областной комиссии по делам несовершеннолетних исполняется 100 лет

В конце XIX века общественность Российской империи стала выделять вопрос о преступности среди несовершеннолетних. Но только после революции, а точнее 14 января 1918 года, был принят «Декрет о комиссиях для несовершеннолетних». Два года назад современная Россия уже отпраздновала юбилей. В этом году настала очередь вспомнить историю появления комиссии в нашем регионе.

Сто лет назад…

Согласно архивным данным, история Иркутской губернской комиссии по делам несовершеннолетних («Иргубкомонес»), образованной при Иркутском губернском отделе народного образования, началась 27 апреля 1920 года. Она обслуживала территории города Иркутска и Иркутского уезда (района), а также являлась кассационной инстанцией для всех уездных комиссий Иркутской губернии. В состав Иркутского уезда в 1923 году входили Смоленская, Больше-Разводинская, Лиственничная, Оёкская, Хомутовская, Уриковская, Биликтуйская, Раздольинская, Усольская, Тайтурская, Усть-Балейская, Тугутуйская, Больше-Еланская, Бардонский хошун (волость), Култукская, Ленинская (Ленинский поселок), Нижне-Ангарская, Бельская и Олонская волости.

Чем живёт комиссия в регионе спустя 100 лет, рассказала Светлана Жук, заместитель начальника отдела по обеспечению деятельности комиссии по делам несовершеннолетних и защите их прав администрации Иркутского района, посвятившая такой работе 15 лет.

Большинство членов комиссии — женщины. И сложно представить, каким запасом человеколюбия и сострадания нужно обладать, чтобы выполнять поставленные перед ними задачи.

Когда создавалась комиссия, было много беспризорников — после всех катаклизмов в нашем государстве. И если эта проблема была быстро решена, то с правонарушениями среди несовершеннолетних осталось много вопросов, — сказала Светлана Геннадьевна.

Сегодня в комиссии рассматривают административные материалы в отношении несовершеннолетних, а также их родителей, которые ненадлежащим образом выполняют свои обязанности, координируют работу органов и учреждений, входящих в систему профилактики, организуют и проводят профилактические мероприятия для несовершеннолетних, готовят материалы и проекты решений комиссии. На каждом заседании, которые проходят два раза в месяц, их число доходит до 40, но бывает и больше.

В составе комиссии руководители и специалисты различных органов власти, благодаря чему можно всесторонне рассмотреть проблему и найти несколько путей решения. Помимо районной в каждом муниципальном образовании есть местная комиссия. На своём уровне они рассматривают проблемы детей и семей, проживающих в их муниципальном образовании. И если в течение долгого времени ситуация не движется с места, информация по этим семьям направляется в районную комиссию.

В Иркутском районе в разы снизилось число выявленных детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей. Это, без сомнений, результат работы комиссии. А социально-реабилитационный центр для несовершеннолетних в с. Урик обслуживает также Эхирит-Булагатский и Боханский районы. Долгие годы им руководит Вера Васильевна Макарова. Все дети, которые по разным причинам попадают в центр, находят здесь её тепло и заботу, которых им так не хватает дома. Но несмотря на комфортные условия в центре, работа специалистов направлена на то, чтобы сохранить биологическую семью и возвратить ребёнка домой.

Яблоко от яблоньки

Когда члены комиссии разговаривают с подростками, те чаще всего утверждают, что не будут жить так, как живут их родители. Но проходит 10–15 лет и выясняется, что они следуют тому же шаблону. В профессиональном обиходе есть термин — семья в банке данных СОП (социально опасное положение), таких в районе в настоящий момент 50.

Сейчас и тенденция поменялась — явно асоциальных и злоупотребляющих спиртным семей мало. А вот внешне благополучных становится больше, но что скрывается внутри? Родители зарабатывают деньги, на детей не остаётся ни времени, ни сил. Они откупаются от своих чад гаджетами, лишь бы те не донимали их. И получается, что у ребёнка своя жизнь, а у родителей своя.

Раньше я работала в маленьком городе недалеко от Черемхово, — рассказала Светлана Геннадьевна, — и однажды мы увозили ребятишек в социально-реабилитационный центр. Когда мы приехали проведать их, они бежали к нам со всех ног. И в руках была повидавшая виды конфетка, которую ребёнок хранил под подушкой, чтобы передать её маме в виде гостинца. Это было первое, о чём он просил…

А однажды мы помогли мамочкам, состоящим на профилактическом учёте, устроиться дворниками, чтобы начали нормальную жизнь. Их забирали из дома специальным транспортом, кормили обедом, и работали они только первую половину дня. Спустя месяц четырём из 15 человек предложили постоянное трудоустройство, но они ответили, что не готовы больше работать, а значит, и обеспечивать своих детей. Помочь можно только тем, кто сам стремится к этому…

Двое сыночков и лапочка-дочка…

В семье Светланы Жук трое детей.

В этом году старшему сыну исполнится 36 лет, младшему — 34 года, приёмной дочери будет 19 лет. Когда сыновья выросли и стали вылетать из родительского гнезда, мы с мужем приняли решение о том, что подарим семью маленькому ребёнку из детского дома, так у нас появилась маленькая принцесса. Ей было 2,5 года, когда мы её взяли, и никогда этого не скрывали от неё, — поделилась Светлана Геннадьевна.

Детям вообще всё нужно объяснять, — делится опытом собеседница. — Без наказаний ведь порой не обходится, и если вы ругаете детей, то объясняйте, за что. У меня был в семье случай, когда я приехала к маме и она спросила у моего четырёхлетнего сына: «Лёнечка, тебя бьют?». На что он утвердительно ответил «да». На следующий вопрос «а за что?» сын сказал: «Да не знаю. Меня спрашивают: понял? А я ничего не понял». И для меня эта ситуация стала показательной. Вроде бы мы шлепнули его между делом, а ребёнок преувеличил, и, оказывается, что он даже не понял, за что получил наказание.

Комиссия в лицах

Молодой консультант отдела Юлия Чупругина рассказала, что ко всем издержкам своей работы она стала привыкать только на третий год. Придя в комиссию после социальной службы, она иногда не могла сдержать слёз. Каждое дело пропускала через душу и сердце.

Галина Галкова, майор полиции, начальник отдела по делам несовершеннолетних ОП № 10, работает с 2006 года. Её два старших брата выбрали другие профессии, но отец даже не сомневался, что дочь пойдёт по его стопам и станет служителем правопорядка. Она отметила, что в отделе полиции на профилактическом учёте стоят 174 несовершеннолетних. И эта цифра растёт. Есть неблагополучные семьи, стоящие на учёте в полиции. Есть дети, которые встают на путь исправления. По итогам 2019 года, почти 50 таких подростков сняли с учёта.

Самое сложное — это забирать детей из семьи. Когда не было своих, я относилась к этому проще, но когда сама стала матерью, стало в разы сложнее, даже когда ясно, что оставлять в семье ребёнка просто опасно для его жизни, — поделилась майор полиции. — Однажды мы нашли ребёнка возле мусорного бака с документами в курточке, как собачку… Мы пытаемся помочь ребятишкам, а своих детей практически не видим. Но видя семейное неблагополучие у других, понимаешь, как нужно поступать со своими детьми.

Галина Викторовна рассказала, что насмотревшись всего за день, она приходит и просто обнимает детей. Это самое лучшее лекарство от усталости и пережитых волнений.

Татьяну Сизых, инспектора отдела исполнения наказаний и применения иных мер уголовно-правового характера, выручает любимое хобби. Ей нравится ухаживать за цветами и следить за последними тенденциями моды. И на вопрос, смогла бы она поменять своё место работы, она решительно ответила, что нет.

У всех нас есть потребность в чём-то светлом. Так мы абстрагируемся от тяжёлых ситуаций на работе и стремимся получить позитивные эмоции, — поделилась Татьяна Анатольевна. — Мы все живём эмоциями.

С детьми иначе нельзя. Даже в самых сложных ситуациях, которые, к сожалению, происходят в практике комиссии по делам несовершеннолетних, нужны эмоциональная отзывчивость и трезвый ум, чтобы решить ситуацию с меньшими потерями для ребёнка. И хорошо бы, чтобы с каждым годом работы у этих женщин становилось как можно меньше.

Анита ГИЛЁВА